Обход блокировки для dosug cz
Ошибка

Ошибка

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on вс, 11/16/2008 - 23:01

На следующий день после празднования народного единства новый ставленник Центра читал свое первое послание. Он делал это с удовольствием. Он явно гордился собой. Еще бы! Он уже выиграл одну войну. Центр разрешил. Играть в войну ему понравилось. Он не любил это занятие в детстве. А сейчас понравилось. Это его первая военная победа. Он никогда не хотел быть военным. Он всегда хотел быть президентом. И стал им.

Он читал своё первое послание, изредка поднимал глаза и оглядывал Главный зал русской военной Славы. Он тщательно выбирал место для своего первого послания. От зала Пленумов ЦК, где обращался к народу предшественник, он отказался сразу же: во-первых, ему не нужны вредные ассоциации, во-вторых, либералу и демократу ни к лицу использовать для благородной цели опубликования своей победоносной программы место, где проходили заседания идеологических противников. У слушателей не должно было возникнуть никаких ощущений преемственности политики. Наоборот, они должны были ярко почувствовать дистанцирование нового ставленника от своего предшественника. Так велел Центр и он полностью согласился с этой позицией. Всему своё время. Время предшественника прошло безвозвратно и сегодня все должны понять это.

Решение использовать Большой кремлевский дворец было знаковым. Здесь Хрущев читал знаменитый доклад о культе личности на XX съезде, здесь кипели страсти на заре российской демократии. Здесь короновали российских президентов и он был в их числе.

Для его цели прекрасно подходил зал Славы, носящий имя ордена св.Георгия Победоносца. Здесь в 1945-м праздновали Великую победу, чествовали Гагарина, отмечали другие эпохальные события. На стенах зала расположены мраморные доски, на которых высечены названия 545 полков, флотских экипажей и батарей и более 10 тыс. фамилий офицеров и генералов, удостоенных этой высшей военной награды: фельдмаршалов Александра Суворова и Михаила Кутузова, генерала Петра Багратиона, адмирала Федора Ушакова и адмирала Павла Нахимова. "Разве моё имя не достойно быть среди них, - вопрошал себя новый ставленник,- ведь я тоже одержал великую победу."

Имя....укол ревности напомнил новому ставленнику о несоответствии его имени триумфальной истории России. То ли дело его предшественник. Его имя имеет особую ценность: Владимир Мономах, Владимир Красно Солнышко...Это имя носил российский императорский орден и даже кремлевский зал назван его именем. А как воспринимают политики моё имя? То вспоминают Донского и его связи с Ордой, то прибавляя приставку "лже" и говорят о связях с Западом. И никто не вспомнит, как много дел ратных вершил Донской во имя России, а что до второго, так тот отказался выполнить данные ранее обещания польскому королю по уступке земель и Папе Римскому по поддержке католической веры. Остальных же лжепретендентов на его имя вообще в расчет брать не следует, как самозванцев и воров. Закончилось это лжедело польско-литовской интервенцией. В начале ноября 1612 года народное ополчение под предводительством Кузьмы Минина и , между прочим, Дмитрия Пожарского освободили Москву от польских интервентов, «продемонстрировав образец героизма и сплоченности всего народа вне зависимости от происхождения, вероисповедания и положения в обществе». С 2005 года 4 ноября в России отмечается как день народного единства. В этом есть и его заслуга.

Новый ставленник лично, будучи еще руководителем администрации своего предшественника, руководил изысканиями соответствующей исторической даты, дабы заменить ненавистный красный день календаря, проведя сакральный акт уничтожения гегемонии ошибочной идеологии, навязанной России в 1917 году. Подчиненные нашли такой день в XVII веке, новому ставленнику больше всего понравилось имя одного из героев -
Дмитрий Пожарский - и он дал отмашку. Администрация очень торопилась, перевыборы предшественника были уже близко, а сила коммунистической партии была еще крепка. Идея подмены красного праздника другим возникла внезапно и показалась необыкновенно хороша. Магические акты были в ходу у чиновников администрации, их применение неоднократно доказывало свою действенность. И действительно, с 16 декабря 2004 года, когда Государственная Дума приняла сразу в трех чтениях поправки в федеральный закон «О днях воинской славы (победных днях) России" об учреждении нового праздника - Дня народного единства и переносе государственного выходного день с 7 ноября на 4 ноября, влияние компартии ощутимо пошло на убыль.

Предшественник был легко избран на второй срок, администрация вздохнула свободно....и с удивлением обнаружила, что ошиблась. 4 ноября оказалось первым ноября, произошла "ошибка датировки в связи с неверной трактовкой исторических источников и интерпретации, не основанной на материале этих источников" - так ровно через год в период празднования дня народного единства заявили историки. С учеными пришлось договариваться, чтобы этой темы больше не возникало. Ученые согласились не обозначать её в публичной печати, но ехидно поинтересовались, как администрация собирается решать этот вопрос в учебниках истории? "А никак, само рассосется,- нагло ответили тогда уполномоченные коллеги, - По принципу Ходжи Насреддина: или шах умрет, или с нами что случится, или ишак научится говорить". Не срослось. "Шах "передал бразды правления указанному Центром лицу - руководителю администрации - и эта неточность стала его фатальной ошибкой - ишак говорить не научился.

4 ноября в первый год его правления народ России отмечал несуществующую историческую дату двумя Русскими маршами - разрешенным и запрещенным. Разрешенные русские возлагали красные гвоздики к памятнику Минина и Пожарского и отмечали несуществующую дату на приеме в Кремле. Запрещенных русских дубинками загоняли в машины с решетками и увозили праздновать единство народа в КПЗ. " Откуда столько националистов, - спрашивали себя российские СМИ, - раньше такого не было. Лучше в школах ввести дополнительные уроки истории и еще раз объяснить подрастающему поколению, чем фашизм отличается от национального единства." Не ведали российские СМИ, что обманное национальное единство всегда превращается в фашизм...при молчаливом согласии прессы, конечно.

Вот так сакральность уничтожения праздника одной идеологии плавно переросла в становление праздника другой идеологии. Возрождающаяся идеология заменила умирающую в полном соотетствии с мистической сутью этого дня. Скрытая ошибка всегда является обманом, за который неизбежно приходится платить. В тот же год первого празднования несуществующего единства выяснилась и ситуация с самозванцами Смутного времени, имена которых так напоминали новому ставленнику его собственное! Он так старался увековечить своё имя и вдруг такая незадача....

Как жаль, что Куликовская битва не случилась в ноябре, тогда бы не пришлось мучиться этой двусмысленностью: ведь Донской освобождал Россию от Востока, а Пожарский от Запада. Как может либерал и демократ освобождать Россию от Запада, если он, новый ставленник, как раз и уполномочен приобщить Россию к западным ценностям, почти как Лжедмитрий. "Чушь какая-то получается", - подумал ставленник и продолжил чтение своего первого победоносного послания.

P.S. Вы спрашиваете, что такое Центр? Уверяю вас, это совсем не то, о чем вы подумали в первый момент....

Оставляйте комментарии здесь

1613 - год кельтско-саксонской колонизации Руси

В продолжение темы Романовская Россия как провинция Священной Римской империи германской саксонской нации

<<....И если кто-то продолжает повторять за интересантами, что это битва добра со злом, то он глубоко заблуждается. Это  подчинение России саксонскому центру кельтского мира, которое произошло аккурат от освобождения (?) или всё-таки переподчинения(?) земель русских  кельтской власти. Это произошло в период царствования Ивана III с 1462 по 1505 год, а закрепилось окончательно в 1613-м.....>>

*****

Оригинал взят у в post
Колонизация России
или патриарх Филарет как предтеча английской буржуазной революции

Глава 5
Империя наносит ответный удар

1.

Итак, в 1588 английский флот, созданный и оснащенный с применением российского сырья, разбил испанскую Непобедимую армаду. Заметим, что военный флот, выражаясь современным языком, представлял большую нагрузку для бюджета страны. Причем, в отличие от сухопутной армии, его нельзя было «распускать» в мирное время. Если «рыцарские войны» и существовали где-нибудь, кроме страниц рыцарских романов, то в 16 веке они уже уходят в прошлое.  На арену выходят постоянные армии. На содержание этих армий и флота требовался приносящий прибыль экономический ресурс. Для Англии таким ресурсом была торговля с Россией, которую  вела  Московская компания. Отняв у Англии этот ресурс, Габсбурги надолго выводили ее из игры за мировую гегемонию.

Banner of the Holy Roman Emperor (after 1400).svg    Wappen röm.kaiser.JPG
Флаг Священной Римской империи                       Герб императора Священной Римской
в XV—XVIII веках                                                  империи из династии Габсбургов, 1605

 

Посмотрим, что представляла собой в конце 16 века Польша.

Герб Речи Посполитой — польско-литовского государства в конце XVI — XVIII веках: польский орёл и Погоня - герб Великого княжества Литовского.С экономической точки зрения  она тоже, как и Россия, была сырьевым, но в первую очередь зерновым,  придатком Западной Европы.  (Об этом мы уже говорили в главе «Киев как Троя» книги «Кто написал Киевскую Русь?») Товары  вывозились из Польши  через ганзейские порты на Балтике: Любек, Штеттин, Данциг, Ригу.  С целью  производства зерна на вывоз, в Польше  утвердилась фольварочно-барщинная система, использовавшая труд крепостных крестьян.  Немецкие купцы вели торговлю на всех крупных транспортных коммуникациях - Одре, Висле, Немане, Западной Двине. В городах, расположенных вдоль этих путей были многочисленные немецкие колонии.

Вот, к примеру,  Львов, расположенный на юго-востоке Польши на значительном удалении от Германии. 

 Старейшая известная печать Львовского магистрата с изображением льва, идущего в воротах городской стены, на которой три башни, датирована 1359 годом (документ от 10.1.1350). 26 января 1526 года герб Львова был подтверждён польским королем Сигизмундом. В грамоте Сигизмунда говорилось: "... с незапамятных времен сей город Леополис до нынешнего времени сам по себе использовал. Им вновь этот знак по упомянутой инициативе и уважению мы дали, чтобы эти современные, и что в будущем будут, радники этого города Леополиса, который, наши предки торжественно назвали именем льва, во всех почетных актах, а также на своих знаменах, картинах и памятниках упомянутый знак свободно употребляли". Однако, во Львове живо предание, что герб дарован городу еще князем Львом Даниловичем.
герб львова
С 1586 года Львов получил право пользоваться элементами папского герба: лев, стоящий на задних лапах, держит в передней три пригорка и восьмилучевую звезду. 6 ноября 1789 года император Иосиф II подтвердил такой герб Львова.

Река Полтва, впадающая в Западный Буг, открывала путь в Балтийской море.  А на юг к Дунаю из Львова шла сухопутная дорога.  В 1356 году город был включен в систему Магдебургского права.  В текстах по истории Львова читаем, что когда при Казимире Третьем в конце 14 века был по существу построен новый город, то строили его немецкие каменщики, а большинство населения составляли немецкие колонисты.   

Заглянув в энциклопедию «Всемирная история» (1958),  мы прочтем, что « Польша   рассматривалась   Габсбургами   как   аванпост   на   востоке   Европы . Австрия и Испания помогали Польше деньгами и ландскнехтами во время её интервенции в России» ( т.4, гл.32). И там же: «Австрийские и испанские Габсбурги одно время соперничали друг с другом в стремлении к политическому господству в Европе... однако, во второй половине XVI и в начале XVII в. всё чаще практиковались их совместные действия. Разрабатывались различные династические комбинации для слияния обеих ветвей Габсбургского дома».

Поход польской рати на Москву и был таким совместным действием австрийских и испанских Габсбургов.

2.
Следует отметить также и роль ордена иезуитов.  Приведем фразу из соответствующей статьи БСЭ: «Иезуиты были всемогущими при дворе австрийских Габсбургов» и добавим, что Габсбурги, конечно, не были пешками в руках иезуитов, а работали с ними в тесном союзе. «Иезуиты приветствовали и поддерживали попытки установления в Европе господства одной (конечно, католической) державы, считая, что создание подобной универсальной монархии будет сопровождаться торжеством католицизма над Реформацией. Во второй половине XVI и в начале XVII в. орден поэтому всеми силами поддерживал притязания испанских и австрийских Габсбургов на европейскую гегемонию» (Е. Б. Черняк. Пять столетий тайной войны. Из истории секретной дипломатии и разведки,  "Международные отношения", Москва, 1991, Гл. Теплая "Компания Иисуса"). Поэтому сокрушение конкурента Габсбургов  -  Англии должно было стать  их  первоочередной  внешнеполитической задачей.   Сначала они попытались действовать непосредственно в Англии : «В начале 80-х годов  (17 в.) иезуиты подготовили  очередной  заговор  (названный ими "английское дело") с целью убийства Елизаветы и  возведения  на  престол Марии Стюарт " (Е.Б. Черняк... Гл. «Английское дело" сынов Лойолы). Но, потерпев неудачу, вполне разумно перенесли   свои усилия   на Россию, стремясь подорвать источник английской гегемонии.  Поэтому, когда мы читаем, что за спиной Лжедмитрия во время его похода на Москву стояли иезуиты, то должны понимать, что это вовсе не распыление сил Ордена, а правильный выбор  направления  главного удара на английском направлении.

Об иезуитах в России мы еще поговорим. В частности, и о том, что Россия осталась единственной страной в Европе, где иезуиты сохранили свои владения после запрета их ордена папой в 1773 год  и которую они покинули лишь в 1820-м.

3.

Как мы уже говорили, Москва была стоящим на Старой Смоленской дороге  городом, открывающим путь с Запада в  бассейн Волги.  Она-то и стала базой пришедшего из Польши экспедиционного корпуса. Как развивались события дальше?  Мы отвлечемся от вороха имен и деталей, которые вываливают на нас так называемые исторические источники для придания достоверности описывемым коллизиям,  и обратим внимание на результаты, значимые с точки зрения общеевропейского расклада сил. 

Итак, в 1605 году  первый польский экспедиционный корпус входит в Москву.  А в 1608 году польские отряды Сапеги и Лисовского начинают из Москвы свой поход к Волге. Под их контроль переходят Ярославль и Кострома, то есть два ключевых города, от которых начинались  пути на Архангельск.  (Кстати, начальником отряда , стоявшего в Костроме, был испанец  дон Хуан (или дон Жуан)  Крузатти – видимо, участие испанских Габсбургов не ограничилось лишь финансовой поддержкой похода).

Далее на Волге начинается вооруженное противостояние : происходят  восстания против поляков, для борьбы с ними формируется земское ополчение.  К марту 1609 года  весь участок Волжского пути от Нижнего Новгорода до Ярославля  освобожден от поляков и   в руках у них, как мы уже писали,  остается лишь Ипатьевский монастырь под Костромой. Летом пал и он.

В 1611-1612  годах сначала Ляпунов и примкнувший Пожарский, а затем Пожарский и Минин совершают походы  (ополчения)   для того, чтобы выбить поляков из Москвы.  Правда, пишут, что слово «поляки» к интервентам в этот период можно применять уже с большой мерой условности – европейские наемники были, в основном, представлены немцами и венграми, то есть подданными Габсбургов.

Во время Первого похода 19 марта 1611 года произошел «страшный пожар Москвы» -  вполне логичное действие со стороны ополчения  по уничтожению опорной базы неприятеля.  Уж не получил ли князь Пожарский свое прозвище за это доблестное деяние?

Однако, «поляки» (совместно со всем семейством Романовых, за исключением находившегося в Польше Филарета) продолжали удерживать Кремль,  и в 1612 году понадобился второй поход  (так называемое Второе ополчение).

 []
Знамя, под которым войско Пожарского освобождало Москву   

Показательно, что  Минин и Пожарский поначалу двинулись из Нижнего Новгорода  вовсе не на Москву, а прошли вверх по Волге через Кострому до Ярославля, то есть  в первую очередь укрепили или в очередной раз  восстановили контроль над  Волжским торговым  путем.  Затем из Ярославля ополчение выступило уже  на Москву и 4 ноября 1612 года выбило оккупантов из Кремля.

4.

Возникает естественный вопрос: а кто финансировал поход этой волжской  рати?  Ведь  средства понадобились немалые, поскольку патриотизм – патриотизмом, но участие в ополчении оплачивалось весьма неплохо: «И учали им давать князь Дмитрей Михайлович Пожарской да Кузьма Минин многие столовые запасы и денежное великое жалованье по тритцати по пяти рублев, смотря по человеку и по службе своим презреньем, и учинили ратных людей сытых и конных, и вооруженных, и покойных, и запасных» (ПСРЛ, т. 34, Бельский летописец, с.259) .

Мы читаем, что для сбора средств для  ополчения  были   сделаны   крупные   займы   у   представителей   торгового   дома   Строгановых ,  у   богатейших   ярославских   купцов   Г .  Никитникова ,  В . Чистого ,  Лыткиных.  Однако, откуда взялись «богатейшие купцы» в выжженной и  разоренной шестилетней войной стране, где сражения проходили непосредственно на торговом пути, то есть, он, явно,  не функционировал? А вот у  Московской компании средства должны были водиться,  и вполне разумно со стороны англичан  было часть полученной ранее из России  прибыли  направить на сохранение своего положения, оплатив поход Минина и Пожарского. Так что, по-видимому, имеют резон те, кто говорит, что битва за Москву была выиграна на анлийские деньги.

Правда, прямых свидетельств тому мы не имеем, но  про Строганова, давшего займ Минину,  мы  уже писали, что он подозрительно напоминает нам компаньона той самой  Московской компании.

А вот более поздняя  история английского посла  Дигса (Dudley Digges): «Дигс  был послан в 1618 г. в Россию с деньгами от торговых английских организаций, решивших дать московскому правительству взаймы большую сумму (будто бы до ста тысяч рублей) под условием удаления голландцев с внутренних русских рынков и открытия англичанами Волжского пути для торга с Персией.  Дигс  прибыл в августе 1618 года в Холмогоры, но там (вероятно, узнав о нашествии на Москву польского войска) испугался возможности потерять свои деньги и потому спешно бежал обратно» (С.Ф. Платонов, Москва и Запад в XVI-XVII вв, - Ленинград : Издательство "Сеятель" В. В. Высоцкого, 1925, гл.2, 2).  Напомним, что голландцы, которых хотел удалить Дигс на «деньги английских торговых организаций»,   были торговыми агентами империи Габсбургов. 

И неужели англичанам нужно было думать 13 лет – с 1605-го до 1618-го  - чтобы осознать смсертельную угрозу своим интересам?  Маловероятно. Скорее уже с 1608 года их финансовые вливания поддерживали сопротивление польско-габсбургской интервенции.  А в Вологде «иноземные (читай «английские»)  купцы вошли в местный совет обороны края, чтобы действовать против Тушина "с головами и с ратными людьми в думе заодин" (1609г.)» (Там же, гл.1, 10). 

Мы уже упоминали и о плане английского протектората над Россией, который  Джон Меррик предлагал Якову I  в 1612 году.  Но широкомасштабного военного вмешательства Англии не случилось – все же возможности транспортировки войск по северным  морям  были ограничены, даже при  условии, что  Англия могла сформировать такой экспедиционный корпус. Путь в Россию по Старой Смоленской дороге был более надежным и решил  дело. Но мы забежали далеко вперед. Вернемся в 1612 год.

5.

Итак, осенью 1612 года оккупанты изгнаны из Кремля, контроль над Волжским торговым путем восстановлен и, казалось бы, Московская компания может праздновать победу и начинать возвращать затраченные на военные действия деньги.

Однако, именно в тот момент, когда под Москвой разыгралось решающее сражение с прорывавшимися в Кремль войсками польского гетмана Хоткевича,  поляки (будем уж традиционно их так называть) наносят удар по ключевой точке  пути Архангельск- Волга,  по английской производственной и торговой базе Вологда.   

«Нынешнего 121 (1612) сент. 24 д. с понедельника на вторник, в последнем часу ночи, разорители нашей чистой, православной веры и ругатели креста Христа, Поляки и Литовцы с Черкасами и Русскими изменниками нечаянным набегом пришли в Вологду, взяли город, умертвили людей, осквернили церкви Божии, сожгли город и посады...» - писал Вологодский епископ Сильвестр  ( М. В. ТОЛСТОЙ,  РАССКАЗЫ ИЗ ИСТОРИИ РУССКОЙ ЦЕРКВИ,  КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ, гл.7, прим. 5).

Но сожжением Вологды дело не ограничилось: «литовские люди» в 1613 году хозяйничают на всем русском Севере, доходя до Архангельска и Холмогор: «6 декабря 1613 года разбойная рать подошла к Холмогорам... горожане отбили атаки "воров" и тем спасли центр Двинской
земли от разрушения...  После поражения под Холмогорами "воры" разделились на две партии: одна часть (200-300 человек)  с  сотником  Фетко  (Федором)  повернула назад, на Вагу, а другую, большую, Барышполец повел 11 декабря вниз по реке к устью Северной Двины. Путь второй группы шел мимо готовившегося к  обороне  Архангельска.  "Литовские  люди"  обошли,  или,  как метко выражается местная летопись, "пробежали мимо" города, потеряв на марше в  окрестностях Архангельска еще с полсотни убитыми,  и вышли к Беломуморю.   Здесь   черкасы   разорили   Никольско-Карельский   монастырь, разграбили Неноксу,  Луду,  Уну, Сумскую волость и другие места, людей посекли  и  пожгли... Рейд Барышпольца  и  Сидорки  принес  Северу  неисчислимые  беды. Пробираясь глухими,  непроходимыми местами,  литовско-казацкие  отряды всегда  появлялись  там,  где  их меньше всего ожидали,  и производили страшное опустошение.  Черкасы  сжигали  все  жилища,  грабили  и уничтожали рыбные и соляные промыслы. Население "от великих чинов и домалых степеней" предавалось "всеядному мечу". Поход "литовских людей" довершил разорение Беломорья» (Георгий Георгиевич Фруменков. Соловецкий монастырь и оборона Беломорья. СЕВЕРО-ЗАПАДНОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО, 1975, гл.1, 4).

Мы встречаем свидетельства того, что англичане пытались вмешаться в ситуацию  и сохранить контроль над устьем Двины: «24 июля  1612  года  в  нашем  городе (Архангельске)  высадился отряд иностранныхвояк,  изъявивших притворное желание помочь России в борьбе с Польшей.Среди  наемников  были  "английские  немцы"  Артур Астон,  Якуб Гиль -авангард отряда из 20 капитанов и ротмистров  и  100  солдат,  который
должен  был прибыть в устье Северной Двины» (Там же, гл.1, 3). 

Я думаю, желание у англичан было вовсе не притворное. Однако, даже если им и удалось бы удержать устье Двины, весь торговый путь Архангельск-Волга был парализован деятельностью «литовских банд». Дело Московской компании было проиграно.  Кому в такой ситуации принадлежала Москва было уже не так важно. 

Финальной точкой  стал якобы неудачный поход на Москву королевича Владислава в 1618 году, после которого на московском престоле появился прибывший из Варшавы патриарх Филарет. Недаром, узнав о походе Владислава, спешно отбыл с деньгами восвояси английский посол Дигс. Если бы поход Владислава был неудачным для поляков, чего было бояться Дигсу? Неужели послом в Россию послали человека со слабыми нервами?

Итак, дело Московской компании было проиграно. Посмотрим, к каким последствиям это привело в самой Англии.

*****

W* так понимаю, что текущая власть предлагает 4 ноября праздновать как единение с оккупантами. Мол, спасибо большое, на колонизацию согласны.

.

http://victoriarossi.livejournal.com/1045236.html

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on вт, 06/17/2014 - 12:00
Урок истории: ошибка князя Дмитрия Пожарского

Сегодня в стране отмечается День народного единства. Можно спорить о том, какая же конкретно дата была бы точнее для этого праздника – 4-е ноября или 7-е – но факт в том, что ноябрь 1612 года стал судьбоносным для истории России. Победа объединившегося народа над засевшими в Кремле захватчиками, безусловно, является серьёзнейшей вехой в истории России. Но не менее важно и учесть горькие исторические уроки – когда уже после всех славных битв и героических подвигов русских людей, спасших страну от развала, руководить государством стало не руководство народного ополчения – а какая-то мразь. А ведь тогда у России был реальный шанс попытаться – раньше даже, чем в Англии (где такая попытка имела место в 1649-1653 гг.) – перейти от монархии хотя бы к какому-то подобию республики, благо, у нас были не менее авторитетные общественные деятели, чем Оливер Кромвель. Речь, конечно, идёт о гражданине Минине и князе Пожарском.

Предлагаю совершить краткий экскурс в историю. Заодно, может, кто-то почувствует параллели с той ситуацией, что складывается в России сегодня.

Состояние русского государства в 1611-1612 гг. стало катастрофическим. Армия польского короля Сигизмунда захватила Смоленск. В Московском Кремле уже стоял польский гарнизон. Шведы взяли Новгород. По стране свободно рыскали иноземные и местные шайки, грабившие население. Высшее руководство оказалось в плену или на стороне захватчиков. Государство осталось без реальной центральной власти. "Еще немного - и Россия сделалась бы провинцией какого-либо западноевропейского государства, как это было с Индией", - писал немецкий исследователь Шульце-Геверниц.

Правда, поляки, ослабленные долгой и неудачной войной со шведами и осадой Смоленска, не могли всерьёз приступить к завоеванию русских земель. В условиях краха центральной власти и армии последним рубежом обороны России стало народное сопротивление с идеей общественного сплочения во имя спасения Родины. Имевшиеся ранее сословные противоречия уступили место национально-религиозному движению за территориальную и духовную целостность страны. Сплотившей все социальные группы силой выступила Русская православная церковь, ставшая на защиту национального достоинства. Патриарх Гермоген распространял через своих сподвижников обращения - грамоты, призывая соотечественников бороться с захватчиками и изменниками. Центром патриотической пропаганды стал и Троице-Сергиев монастырь, где воззвания составляли архимандрит Дионисий и келарь Авраамий Палицын.

Одна из грамот попала к нижегородскому земскому старосте, мясному торговцу Кузьме Минину. Тот - человек, обладавший даром слова и умевший убеждать, сняв шапку, собрал всю свою волю и обратился к народу:

«Люди нижегородские! Не обессудьте, что в будний день велел звонить в колокола, что созвал вас, да сроки не терпят. Вы видите конечную гибель русских людей. Видите, какой позор несут русскому народу поляки. Не всё ли ими до конца опозорено и обругано? Где бесчисленное множество детей в наших городах и селах? Не все ли они лютыми и горькими смертями скончались, без милости пострадали и в плен уведены? Враги не пощадили престарелых возрастом… Проникнитесь же сознанием видимой нашей гибели, чтобы нас самих не постигла такая же участь… Без всякого мешканья надо поспешать к Москве… Если мы хотим помочь государству, то не пожалеем жизней наших, да не только животов… чтобы спасти Отечество. Дело великое, но совершим его. Я знаю — как только мы на это поднимемся, другие города к нам пристанут, и избавимся от чужеземцев…»

После речи своей Минин вынес принадлежавший ему ларец, окованный железом, и первым объявил: «Вот моя доля. Всё, что скопил, отдаю на рать». Ни один человек не возразил против того, чтобы внести в общую казну денежный или вещественный взнос. Население не только Нижнего Новгорода, но и других городов отдавало на ополчение от 1/5 до 1/3 своих доходов. Руководить ополчением пригласили князя Дмитрия Пожарского.

В январе 1612 г. ополчение двинулось к Ярославлю, устанавливая в северо-восточных районах страны свою власть. Оно состояло преимущественно из служилых людей Северо-Восточной Руси. Ополченцы не пошли сразу на Москву, а остановились в Ярославле, чтобы укрепить тылы и расширить базу своего движения. Но вскоре им стало известно, что к столице на подмогу польскому гарнизону идет крупный отряд гетмана Ходкевича. Тогда Пожарский заторопился к Москве.

Подойдя к столице, ополчение (примерно 10 тыс. чел.) заняло позиции близ Новодевичьего монастыря, на левом берегу реки Москвы. На правом берегу, в Замоскворечье, находились казачьи отряды князя Трубецкого (2,5 тыс. чел.). Вскоре к столице приблизился отряд Ходкевича (до 12 тыс. чел.), с которым ополченцы 22 августа (здесь и далее даты - по старому стилю) вступили в бой у Новодевичьего монастыря. Постепенно поляки оттеснили ополченцев к Чертольским воротам (район улиц Пречистенка и Остоженка). В этот критический момент боя часть казаков из лагеря Трубецкого переправилась через реку и атаковала отряд Ходкевича, который не выдержал натиска свежих сил и отступил к Новодевичьему монастырю.

Однако в ночь на 23 августа небольшая часть отряда Ходкевича (600 человек) все же сумела проникнуть в Кремль к осажденным (3 тыс. чел.) и утром те сделали удачную вылазку, захватив плацдарм на берегу Москвы-реки. 23 августа отряд Ходкевича переправился в Замоскворечье и занял Донской монастырь. Поляки решили пробиться к осажденным через позиции Трубецкого, надеясь на неустойчивость его войск и разногласия русских военачальников. Кроме того, сгоревшее от пожаров Замоскворечье было плохо укреплено. Но Пожарский, узнав о планах гетмана, успел переправить туда часть своих сил в помощь Трубецкому.

24 августа разгорелось решающее сражение. Наиболее жестокий бой завязался за Климентовский острог (Пятницкая улица), который не раз переходил из рук в руки. В этом бою отличился келарь Авраамий Палицын, который в критическую минуту уговорил казаков не отступать. Вдохновленные речью священника и обещанной наградой, они перешли в контратаку и в ожесточенной схватке отбили острог. К вечеру он остался за русскими, но решительной победы не было. Тогда в Замоскворечье с левого берега реки переправился отряд во главе с Мининым (300 чел.). Неожиданным ударом во фланг он атаковал поляков, внеся замешательство в их ряды. В это время русская пехота, засевшая в развалинах Замоскворечья, также поднялась в атаку. Этот двойной удар решил исход сражения. Ходкевич, потеряв в трехдневных боях половину своего отряда, отступил от Москвы на запад.

"Поляки понесли такую значительную потерю, - писал польский историк XVII в. Кобержицкий, - что её ничем нельзя было вознаградить. Колесо фортуны повернулось, и надежда овладеть целым Московским государством рушилась невозвратно".

Окружив плотным кольцом Китай-город и Кремль, ополченцы начали их общую осаду. Осада затянулась на два месяца. Ратники забрасывали ядрами из осадных пушек гарнизон, засевший в Кремле. Поляки не хотели сдаваться. Уже томимые невыносимым голодом, но, ещё не понимая, что обречены, они надеялись на помощь короля Сигизмунда.

Когда выпал снег и осаждённым уже не хватало сил подниматься на стены, им оставалось либо умирать от голода, либо начинать вести переговоры о сдаче. Ополченцы требовали безоговорочной капитуляции. Поляки выговаривали себе всяческие уступки. Осада слишком затянулась. 22 октября народ ударил в колокола, и возмущённые ополченцы и казаки единым приступом захватили Китай-город. Часть гарнизона поляков, оставшихся в живых, перешла в Кремль.

Поляки, убедившись в бесполезности дальнейшей борьбы, вступили в переговоры о своей сдаче. Штурм Кремля на этот раз оказался практически не нужным, настолько слабы от голода были осаждённые в нем. 25 октября, спустя три дня после взятия Китай-города, был, наконец, подписан договор. В нем оговаривалось условие — сохранить пленным захватчикам жизнь, если бояре, которые были с ними, вернут в русскую казну государевы и земские ценности.

Сдача гарнизона началась 27 октября. Ополченцы и казаки съехались у Каменного моста, против Троицких ворот Кремля, откуда должны были выходить осажденные. Пожарский принимал шедших из Кремля бояр, среди которых были Федор Мстиславский, Иван Романов, его племянник Михаил Романов (будущий русский царь, чёрт побери!) с матерью, Борис Лыков, Федор Шереметев, Иван Воротынский.

Когда поляки и изменники, включая будущего царя, выходили из Кремля, а собравшиеся на Красной площади люди рвались их растерзать за то, что эти предатели привели поляков в Москву и целовали крест польскому королевичу. Только благодаря князю Пожарскому, не допустившему расправы, они остались в живых.

Как же так могло получиться, что менее чем через 5 месяцев после этого руководить государством стали не Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин, а некая мразь, до последнего отсиживавшаяся заодно с иностранными захватчиками, едва не растерзанная народом прямо на Красной площади в числе прочих изменников, выдавленных из Кремля?!

Естественно, что за 300 лет правления династии Романовых появилась масса «достоверных» обоснований всенародности избрания Михаила и его выдающейся роли в прекращении смуты на Руси. Многие документальные свидетельства избрания Романова на царство были уничтожены и основательно отредактированы. Но, как говорится, «рукописи не горят», отдельные свидетельства сохранились, а кое-что можно прочитать и между строк официальных документов, например «Повести о Земском соборе 1613 года».

Трудно понять, чем руководствовался Пожарский, отказавшись от преследования бояр-предателей, но именно этим и были созданы предпосылки для развития всех последующих событий. В этот период вся власть была в руках триумвирата, состоящего из Пожарского, Трубецкого и Минина, но реальным главой государства был князь Дмитрий Пожарский. Естественно, что он и должен был формально возглавить страну. Но князь Пожарский совершил свою основную и самую непростительную ошибку – распустил ополчение, оставив в Москве только несколько своих отрядов. С этого момента главной военной силой в столице стали казачьи отряды князя Трубецкого. Расходиться им собственно было некуда, да и возможность основательно поживиться удерживала их в Москве.

Главной задачей в этот период стало избрание нового руководителя государства. Уже изначально не было и речи о какой-либо иной форме правления, кроме монархии - хотя народ был готов к тому. В ноябре совещание всех московских сословий, проведенное триумвиратом, постановило созвать к 6 декабря в Москву на Земский Собор депутатов от всех сословий земли Русской, кроме боярских и монастырских крестьян. За дальностью расстояний депутаты продолжали прибывать до конца января, когда Собор уже активно работал. Всего собралось около 800 человек. Этот Собор, созванный в условиях полной анархии, не представлял русские земли и сословия в сколь бы то ни было справедливой пропорции. В работе Собора приняли участие и большинство бояр, ранее присягнувших польскому королевичу. Под их давлением и были заблокированы кандидатуры Пожарского и Трубецкого.

К согласию долго прийти не удавалось. Стремясь разрядить обстановку, приверженцы Пожарского предложили сделать с 7 февраля в работе Собора перерыв на две недели, чтобы обсудить возможных кандидатов с жителями Москвы и близлежащих регионов. Это была вторая стратегическая ошибка Пожарского, так как казаки и боярская группировка имели намного больше возможностей для организации агитации. Основная агитация развернулась за Михаила Романова, которого поддерживали многие бояре, считавшие, что его будет легко держать под своим влиянием, так как он молод, неопытен, а главное, как и они, «замаран» в присяге врагу. Основным аргументом при агитации бояре выдвигали то, что в свое время царь Фёдор Иоаннович перед кончиной якобы хотел передать царство своему родственнику Федору Романову («патриарху» Филарету, получившему сан из рук Лжедмитрия I). А посему, трон надо отдать его единственному наследнику, каковым является Михаил Романов.

Определенное мнение в пользу Михаила им создать удалось. Утром 21 февраля 1613 г., когда были назначены выборы, в Кремле, говоря современным языком, митинговали казаки и простолюдины, требовавшие избрания Михаила Романова. Митинг был умело срежиссирован, и впоследствии именно он стал одним из фактов обоснования всенародности выдвижения Романова на престол. Роль казаков в избрании нового царя не была секретом и для иностранцев. Поляки ещё долго называли Михаила Романова «казачьим ставленником».

В этот день в выборах не участвовали Пожарский и ряд его сторонников, которых заблокировали казаки в их домах. Кроме того, боярами были предъявлены Собору челобитные из нескольких городов о поддержке избрания Михаила. Чтобы усилить давление на Собор, казаки даже ворвались на его заседание, требуя избрать Романова. Таким образом, выборы были проведены и Михаила Романова провозгласили русским царем. Законность самого голосования никогда сомнению не подвергалась. Ну а то, что оно проводилось при мощном использовании "административного ресурса" и давлении на избирателей, так это, можно сказать, "традиция" в России. Любопытно, что В.О. Ключевский позднее очень точно заметил по поводу выборов: "Хотели выбрать не способнейшего, а удобнейшего". А получилось как всегда.

Вот так русское общество, впервые в истории получив шанс учредить адекватную себе власть, этот шанс упустило. Власть Романовых, на первых порах вынужденная считаться с обществом, вскоре сумела отделиться от него, превратившись за считанные годы в самодостаточную силу. Не дворянство, не боярство, а именно власть – государство, более чем на 300 лет попавшее в распоряжение крайне узкого круга людей. Ну, прямо как сейчас в РФ.

Что ж, этот урок истории нужно учесть. Тем более, история повторяется - спустя 400 лет...

http://yablor.ru/blogs/urok-istorii-oshibka-knyazya-dmitriya-pojarskogo/...

Изображение пользователя oko.
Posted by oko on вт, 12/06/2011 - 20:10
4 ноября: что празднуют?

.... как показывает опыт, думцы - не самые сильные знатоки российской истории. Поэтому я решил побеседовать со знатоком. Старший научный сотрудник Института всеобщей истории Российской Академии наук Владислав Дмитриевич Назаров, известный специалист по российской истории 14-17 веков.

Итак, Владислав Дмитриевич, первый вопрос: действительно ли 4 ноября 1612 года Москва была освобождена, и закончилось "смутное время"?

Владислав Назаров: "Смутное время" - это термин современников, так они обозначили для себя в кровавой и тяжелой памяти события, которые происходили на просторах нашей родины примерно с 1603 года. И тут есть расхождения в мнениях ученых, кто кончает это Смутное время 1613 годом, по моему же мнению, оно завершилось никак не ранее 1618 года. Это первая в истории России гражданская война, когда одни области воевали с другими, когда одни сословия русского государства воевали с другими.

Владимир Тольц: И что происходило 4 ноября по новому стилю 1612 года в Москве?

Владислав Назаров: 4 ноября по Григорианскому стилю, сиречь для 1612 года 25 октября Юлианского летоисчисления, то есть по старому стилю, в Москве в общем-то ничего особенного не происходило. По-видимому, воинские люди объединенного ополчения кушали, обедали, производили разного рода разведывательные операции, велись переговоры о сдаче гарнизона Речи Посполитой. Но никаких сколь-нибудь заметных и серьезных военных действий в этот день не происходило, равно как и никаких серьезных политических событий.

Владимир Тольц: Владислав Дмитриевич, вы сейчас ненавязчиво подчеркнули - 25 октября по старому стилю. Речь-то идет все время почему-то о 22 октября по старому стилю. В чем тут проблема?

Владислав Назаров: Проблема в элементарной хронологической ошибке, в смешении порядка и характера празднования каких-то дат в церковном календаре Русской православной церкви и, скажем, в светской истории. Россия жила до начала 1918 года по Юлианскому, то есть по старому стилю. И 22 октября старого стиля Русская православная церковь празднует так называемую Осеннюю Казанскую, осеннее празднование иконы Казанской Божьей матери. О том, как и почему это почитание в умах близких потомков смуты совместилось с какими-то событиями, связанными с этой смутой, мы скажем чуть ниже. Сейчас же только подчеркнем, что когда в 1918 году новое государство установило новый стиль, на Григорианский стиль перешла, то церковь стала считать свои праздники по двум календарям и, соответственно, к 20 веку она передвинула этот праздник на 4 ноября. Кстати говоря, в 22 веке Осенняя Казанская будет уже праздноваться 5 ноября.

Владимир Тольц: Хорошо. Вернемся к нашей теме.

Владислав Назаров: Но здесь можно добавить, что у нас есть источник абсолютно синхронный, у нас есть дневник одного из полковников того самого гарнизона, которые сидели в осаде в Кремле. И он то событие, которое наши источники датируют 22 октября, зафиксировал точно 1 ноября 1612 года.

Владимир Тольц: 4 ноября по новому стилю смута отнюдь не кончилась. Но, может быть, все-таки тогда проявилось в этом незначащем дне какое-то народное единство, которое дало название сегодняшнему празднику?

Владислав Назаров: Здесь мой тяжелый вздох надо объяснять одним обстоятельством. Я так предположил в статье и рискну эту фразу повторить: быть может, по мысли думских проектантов как раз отсутствие любых событий, значимых событий - это и есть высшее проявление народного единства, когда никто друг с другом не спорит и не ругается. Быть может, не берусь судить и не берусь объяснять все мотивы их поступков.

Но одно несомненно - народное единство достигалось в ходе этой гражданской войны начала 17 века с огромным трудом, и оно не могло быть привязано, не может быть привязано ни к одному какому-то событию, ни к одной какой-то дате. Уж если с чем-то это связывать - народное единство, так это надо связывать с избирательным Собором земским 1613 года, когда представители двух третей территорий тогдашнего Российского государства выразили свою позицию по вопросу о том, кто будет царем. Ни 22 октября, ни 25 октября по старому стилю мы не знаем ни одного сколь-нибудь значимого события, которое можно полагать символическим выражением народного единства.

Владимир Тольц: Позвольте подвести как бы промежуточный итог. Нынешнее празднование основано на ошибке датировки, на неверной трактовке исторических источников и интерпретации, не основанной на материале этих источников.

Но коли мы все это понимаем, можем ли мы оценить теперь государственно назначенную дату как праздник? Какие последствия она будет иметь для дальнейшего изучения истории школьниками, студентами, вообще для всех россиян, по сути дела?

Владислав Назаров: Я думаю, что последствия будут нехорошие. И я надеюсь, что так или иначе к этому вопросу вернутся, когда будет разбираться и готовиться специальный закон о праздничных и памятных днях, и наши законодатели еще раз внимательно продумают все аспекты, все контексты того решения, которые они приняли. Потому что сейчас нельзя же, чтобы учебник школьный или учебник вузовский противоречил тому перечню праздников, который установлен законодательным порядком. Что приходится делать? - Придется врать, придется давать такие смыслы и такие события, которые никак не вычитываются ни из источников, и, видимо, современники тех событий были бы крайне удивлены, если бы они узнали об этих смыслах, которые мы им навязываем.

.... есть живая память историческая и есть память культурная, которая цепляется за какие-то даты и выстраивает в этой связи определенный идеологический багаж.

Сумеем ли мы выстроить к 4 ноября? В конце концов, любая дата условна - это я понимаю. Если пройдет 10 лет и усиленно вдалбливать, что все это правильно, то оно может быть, глядишь, так и застареет. Хотя очень не хотелось бы делать этой ошибки.

Владимир Тольц:Так считает Владимир Рыжков. Я благодарю его и исследователя российской истории 14-17 веков Владислава Назарова за участие в этой передаче и их разъяснения по поводу стартовавшего в 2005 году действительно странного праздника. Приживется ли он - покажет время. Можно лишь надеяться, что во всех случаях это новшество стимулирует интерес общества к подлинной российской истории, в который раз уже перекраиваемой в угоду сиюминутным политическим интересам власти. Вот такая "разница во времени".

Автор и ведущий Владимир Тольц/ 05.11.2005

Полный текст здесь

Изображение пользователя ZMEY.
Posted by ZMEY on вс, 11/16/2008 - 23:21
Смута на экране. Уроки истории.

....фильм «1612» предлагает зрителю правдивое изображение прошлого, которое объяснит ему, почему мы отмечаем этот праздник. Знакомство с фильмом не позволяет с этим мнением согласиться.

В фильме многократно упоминается о Смуте в России. Это годы раскола русского общества, когда одна его часть выступила с оружием в руках против другой. Раскол этот в фильме совсем не показан, поэтому зритель, плохо знакомый с историей, вряд ли поймет значимость выступления ополчения, которое сумело этот раскол преодолеть.

Не лучше обстоит дело с показом того, какая задача стояла перед ополчением и какие трудности оно преодолело на пути к ее решению. Воплощением сил, противостоящих ополчению, своеобразным носителем зла выступает некий гетман, который уже при появлении на экране ломает сапогом шею мальчику — Федору Годунову. Организаторы и исполнители убийства хорошо известны со времен Карамзина, все это русские люди. Уже эта деталь показывает, что автор вовсе не намерен считаться с историческими фактами. Можно было бы подумать, что гетман, поляк по национальности, олицетворяет собой главного противника России в годы Смуты — Польско-Литовское государство. Но создатели фильма ясно дают понять зрителю, что это не так. В фильме имеется эпизод, правда, плохо связанный с остальным повествованием, где говорится об избрании на русский трон сына польского короля, Владислава.

.........Особо следует отметить ту сцену фильма, где бояре обсуждают, кого следует избрать на русский трон. Создатели фильма, видимо, не знают, что бояре были приверженцами Владислава и находились с польским гарнизоном в Кремле (одно из важнейших проявлений не показанной в фильме Смуты), но и это не главное. Бояре, конечно, совершили тяжелую политическую ошибку, решив, что избрание Владислава положит конец Смуте, и оказались в 1612 г. противниками собственного народа (единство общества в 1612 г. было единством против правительства).............

В итоге остается сильное желание обратиться к руководителям нашего телевидения с вопросом: зачем нам показывали такое изображение нашего прошлого в день нашего государственного праздника?.

Уроки истории: Смута на экране/Борис Флоря/21.11.2008, №221 (2243)
Автор — историк, член-корреспондент РАН; автор книг «Иван Грозный», «Польско-литовская интервенция в России и русское общество» и др.

Полный текст здесь http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2008/11/21/170107

Изображение пользователя Tot.
Posted by Tot on вс, 11/23/2008 - 18:16
День народного единства против бояр в Кремле

Нынешняя власть плохо знает историю страны. Иначе она осторожнее придумывала бы праздники

С 4 ноября 2005 года страна отмечает не очень понятный ей самой праздник – День единения. Он приурочен якобы к изгнанию поляков из Кремля в Смутное время. Что вызвало в Польше большое недоумение. Там расценили это как специальную антипольскую акцию.

На самом деле никакой "польской оккупации", "польской интервенции" и "захвата Кремля", как говорил в 2005 году тогдашний президент Путин, и в помине не было. Русские бояре добровольно и вполне сознательно выбрали русским царем самозванца Лжедмитрия, женатого на Марине Мнишек, дочери польского воеводы. Естественно, она приехала в Москву со своей свитой и своей охраной.

А потом те же бояре избрали русским царем польского королевича Владислава. Естественно, вместе с ним приехала в Москву его польская свита и его польская гвардия.

Вот и все.

Нынешняя власть и ее советники ничего не знают об истории страны. Иначе были бы осторожнее с придумыванием этого праздника и днем его празднования.

В ужас и хаос Смутного времени страну ввергли сами же русские бояре.

Вначале они поднялись на царя Бориса Годунова. Федор Мстиславский (Гедиминович!) – вождь старого, исконного боярства (Воротынские-Шуйские-Голицыны-Куракины), братья Шуйские (Рюриковичи!) и Иван Воротынский (Рюрикович!) с почестями встречали в Туле первого Лжедмитрия! Челом бил лжецарю и Филарет Романов – отец будущего юного царя Миши Романова. Лжедмитрий возвел Филарета в сан митрополита.

Потом бояре убили Лжедмитрия и посадили на трон Василия Шуйского. Тотчас же началась смута против него. Иван Болотников, названный в советских учебниках истории вождем Первой крестьянской войны, не на пустом месте возник. Якобы крестьянский вождь Болотников служил воеводой у князя Григория Шаховского – ярого врага Василия Шуйского…

Затем те же бояре затеяли мутный хоровод вокруг "тушинского вора" Лжедмитрия II. Вместе с ними и князем Дмитрием Трубецким при дворе "тушинского вора" состояли Салтыковы, Годуновы, Плещеев, Масальский, Вельяминов… Подвизался там и митрополит Филарет. "Тушинский вор" назначил его патриархом всея Руси.

Затем они отвернулись от "тушинского вора", свергли Шуйского, некоторые из них даже целовали крест на верность самозванцу Сидорке - "псковскому вору" Лжедмитрию III (был и такой!). А Мстиславский с Салтыковыми пытались провозгласить польского короля Сигизмунда русским королем. Это значило бы, что Московская Русь переставала существовать как суверенное государство, она стала бы частью Польского королевства со столицей в Варшаве и воеводствами в Москве, Смоленске, Владимире… Вот что автоматически следовало за призванием Сигизмунда.

Закончилось тем, что позвали на московский престол королевича Владислава - сына Сигизмунда. Так и воцарилась бы у нас польская династия, если бы не упрямство Сигизмунда. Владислав, как законный русский царь, должен был принять новое крещение – в православии. Но Сигизмунд не разрешил. И получалось, что на русском престоле сидит католик, и династия, ведущая от него начало, будет католическая?! Тут уж восстала Русская православная церковь – во все концы страны полетели призывы патриарха Гермогена и архимандрита Дионисия. Народ поднялся на защиту православной веры. Так начиналось Нижегородское ополчение во главе с Мининым и Пожарским.

Некоторые из вчерашних бояр присоединились к народному ополчению, стали союзниками, как Дмитрий Трубецкой со своим войском. Но Минин и Пожарский никогда не ходили на совет в лагерь Трубецкого – боялись, что их убьют.

Многие и многие бояре за тринадцать лет Смутного времени не раз переходили из одного лагеря в другой, по мере обстоятельств. Их называли – "переметная сума". И из Кремля тогда выгнали не только поляков, но и русских бояр, прятавшихся там от гнева народа - Юрия Трубецкого, Михаила Салтыкова, Федора Мстиславского, Ивана Воротынского, Ивана Романова и других... Казаки хотели их тут же убить, но Пожарский не позволил. А то бы у нас была другая династия, потому что вместе с дядей Иваном Романовым и мамой-боярыней Марфой Романовой в Кремле сидел их племянник и сын – 13-летний Миша Романов, будущий русский царь, первый из династии Романовых.

Таким образом, новый праздник правильнее было бы назвать Днем народного единства против бояр в Кремле. С учетом того, что они там так и остались. Вчерашние изменники, "переметные сумы", венчали в Успенском соборе нового самодержца на царство. Федор Мстиславский осыпал государя золотом, Иван Романов держал шапку Мономаха, а Дмитрий Трубецкой – скипетр.

А про конфуз с датами "СП" уже писала. Учреждая новый праздник 4 ноября, хотели еще и вытеснить из календаря и сознания россиян день 7 ноября. Но 4 ноября 1612 года народное ополчение заняло лишь Китай город. А бояр-изменников выгнали из Кремля как раз 7 ноября.

http://svpressa.ru/society/article/16402/

Изображение пользователя ZMEY.
Posted by ZMEY on ср, 11/04/2009 - 20:45