Обход блокировки для dosug cz
И содрогнулось НАТО

И содрогнулось НАТО

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on чт, 08/21/2008 - 22:01

Война закончилась. Российские мущины начали меряться мозгами - рассказывать друг другу и народу как было надо, чтобы было как надо, слагать байки и травить анекдоты.

Вражеская разведка вошла в ступор. В этой помойке ( как любит говорить об острых проявлениях нашей жизни Михаил Леонтьев) "благих" пожеланий и "добрых" советов на будущее нет ни одного аналитического отчета (нет, они, конечно, есть, но не в открытой печати), а только идеи ...без фактов или факты...без идей, что, впрочем для разведчика все одно - голимая муть.....В общем, все как всегда: умом Россию не понять, аршином общим не измерить, у нас особенная стать - в Россию можно только верить!

Посему Виктория Росси решила учредить Орден Виктории Росси за лучший отчет по итогам грузинского синдрома, максимально демонстрирующий боеготовность народного ополчения к ассиметричному отражению внезапных конфликтов любого уровня и всякой силы.

Орден вручается (д-д-д-д-д - нет, это не зубы стучат, это барабанная дробь)...........Орден вручается (д-д-д-д-д-д - бац! - товарищ, не пригибайтесь! что вы такой пуганный! это не снаряд разорвался, это тарелки барабанной установки друг о друга ударились!) ...................Орден вручается (бац-ц-ц-ц-ц-ц((((( Вадиму Речкалову /"Московский комсомолец" ! (пароль - ржи, страна! отзыв - ржу не могу!)

Люди! пусть от нашего смеха содрогнется и рассыплется в прах НАТО! даешь мир во всем мире! ура, товарищи! Жги, Вадим!

Мы сами себе — русские…” /10 августа (МК от 21.08.08, "Блог войны")
Сгоняли в Цхинвал за репортажем. Возвращались автостопом. Остановили автобус “Хендай”. Из тех, что североосетинские власти пригнали для эвакуации беженцев. Вместо беженцев в автобусе разношерстная вооруженная толпа ополченцев и добровольцев. Двое русских десантников в тельняшках и с петлицами советского образца. Молчаливый пулеметчик-грузин с шейным платком цвета хаки. К нему относятся с подчеркнутым уважением. Похожий на еврея армянин из Нагорного Карабаха. Молодой парень, по виду цыган, из-за серьги в ухе. Командиром у них — здоровенный осетин. Разумеется, по кличке Малыш.

— И вот, значит, мы едем, — Малыш продолжает рассказ, прерванный нашим появлением. — Уже и пехоту всю обогнали, и маталыги, и “бэшки”, и танки. Уже никого рядом с нами нет, а мы все едем-едем. А этот, — Малыш кивает на цыгана, — вдруг занервничал. Мы, кричит, совсем одни тут остались, а русские где? А я ему говорю, не махай, сынок. Мы теперь сами себе — русские. Но вел себя хорошо. Стрелял с обеих рук.

Впереди пробка. Автобус останавливается. Сидящий впереди парень непонятной национальности с ручным противотанковым гранатометом в руках и с золотым зубом во рту кричит на водителя:

— Давай объезжай, а то я тя щас е…у!

И бьет водителя гранатометом по плечу.

— Слышь, полегче, — одергивает его Малыш. — Кого ты собрался е…ть? Водила у нас один.

И добавляет после короткой паузы:

— А гранатометчиков, кстати, два. Давай мы лучше тебя е…м.

— А журналистов у нас вообще трое, — парирует гранатометчик. — Давай е…м одного журналиста. На х… их столько?

— Журналисты нам пригодятся, — твердо говорит Малыш. — Как и гранатометчики.

— Вот страна! — встревает в разговор интеллигентный иностранец-армянин. — Е…ть некого.

— А давайте всех е…м! — хором орут с галерки веселые советские десантники.

Н-да, когда наши мущины и на войне говорят о том, о чем они постоянно думают в мирное время, они демонстрируют свой высокий боевой дух! Трепещи, враг, Россия идет!.....и второй раз содрогнулось НАТО..........

Корни нашего родства

Человеческое бытие, - замечает Лев Николаевич Гумилев , - это всегда общение с другими людьми.... Каждый на вопрос: «Кто ты?» - ответит: «русский», «француз», «латыш», «китаец», «грузин» и т. д., не задумавшись ни на минуту. Для простого человека не требуется никакого толкования, как не надо объяснять разницу между светом и тьмой, теплом и холодом, горьким и сладким.

Корр.: Но мало знать себя - надо еще знать и понимать других. Советское государство с первых дней провозгласило равноправие всех граждан независимо от их национальности. Это всем нам хорошо известно, и все мы с этим согласны. Но как часто обнаруживается откровенная обывательщина, порой примитивная до грубости...

Лев Гумилев: - Когда какой-либо народ долго и спокойно живет на своей родине, то его представителям кажется, что их способ жизни, манеры поведения, вкусы и воззрения, то есть все то, что ныне именуется «стереотипом поведения», единственно возможны и правильны. А если и бывают где-нибудь какие-либо уклонения, то это от «необразованности», под которой понимается просто непохожесть на себя. Помню, когда я был ребенком и увлекался Майн Ридом, одна весьма культурная дама сказала мне: «Негры - такие же мужики, как наши, только черные». Ей не могло прийти в голову, что меланезийская колдунья с берегов Малаиты могла бы сказать с тем же основанием: «Англичане - такие же охотники за головами, как мы, только белого цвета». Обывательские суждения иногда кажутся внутренне логичными, хотя основываются на игнорировании действительности. Но они немедленно разбиваются в куски от соприкосновения с нею.

Корр.: В последнее время по телевидению неоднократно звучала песня Владимира Высоцкого о том, как «съели Кука». Песня шутливая, но есть в ней подтекст, о котором автор, может быть, и не думал. Какими же мы предстаем перед окружающими? Почему порой возникают трагические недоразумения?

Лев Гумилев: - Для того чтобы ладить с иноплеменниками, надо представлять их реакцию на тот или иной поступок, и не делать таких поступков, которые бы показались бестактными или, хуже того обидными. Сколько путешественников, не соблюдавших неизвестного им этикета, погибло зря! И сколько ненужных конфликтов возникает из-за взаимного непонимания или ложной уверенности, что и понимать-то нечего, потому что, дескать, все люди одинаковы, и значит, они такие, как я! Нет, мы разные. И это очень хорошо. Но надо представлять существующие различия, чтобы не упираться в них, не набивать лишних шишек. А иначе как достигнуть взаимопонимания и согласия?...............

В конечном счете, учит только собственный опыт. Лично мне, скажем, тесные контакты с казахами, татарами, узбеками показали, что дружить с этими народами просто. Надо лишь быть с ними искренне доброжелательным и уважать своеобразие их обычаев. Ведь сами они свой стиль поведения никому не навязывают. Однако любая попытка обмануть их доверие вела бы к разрыву. Они ощущали хитрость как бы чутьем.

Корр.: Да любого отвращает лицемерие. Все-таки для абсолютного большинства наших соотечественников слово «товарищ» действительно «дороже всех красивых слов». Однако из глубин обыденного сознания кое-где прорывается застарелая неприязнь. В результате могут возникать и возникают конфликтные ситуации.

Лев Гумилев: Есть единственный, но отработанный за многие века и во всех странах способ разжигания вражды. Для этого естественному противопоставлению этносов «мы» и «не - мы» придается иной, совершенно отрицательный смысл, различия между представителями разных народов доводятся до полного абсурда, дескать, «мы - люди», а «они - не люди». Эта дегуманизация идет с применением набора стандартных образов - негодяя, мучителя, насильника и т. д. Ибо нельзя посеять вражду, не создав образа «врага».

Мало сказать, что любой национализм слеп. Надо всячески разоблачать его вредоносную сущность, его коварные приемы психологической обработки.....

Корр.: Сейчас, как это бывает в переломные периоды, обострился интерес к прошлому. В истории запутаны многие вопросы. Как вы относитесь к попыткам перенести обиды вековой давности на сегодняшнюю почву? Неужели так и будут таиться в душах людей подозрительность, и даже озлобленность?

Лев Гумилев: Знаете, постигать историю нужно не только здравым умом, но и открытым сердцем. И хорошо, если такая открытость закладывается в человеке «с младых ногтей».

Есть такой афоризм: «Кто владеет настоящим - тот владеет прошлым, кто владеет прошлым - тот владеет будущим». Страшный афоризм, если вдуматься, особенно страшно его применение на практике. Причина и следствие меняются местами, и история превращается в сумму примеров, которыми можно обосновать что угодно. Тогда и раздаются голоса о ненужности науки истории, хватит, мол, и знания настоящего.

Я убежден, что нам предстоит многое понять и переосмыслить в истории нашего Отечества. Это не просто страна, где слились Запад и Восток. Здесь с древнейших времен до наших дней протекают процессы, качественно важные для всего человечества. Если смотреть на общественное развитие как на результат деятельности народных масс, а не перечень нашествий, злобных схваток, дворцовых переворотов, можно выявить глубокие корни нашего родства. Против такого взгляда в принципе никто не возражает. Но у многих ли не вызовет невольного протеста напоминание о том, что русский князь Александр Невский был приемным сыном... монгольского хана Батыя?

Корр.: Ну, это можно отнести к разряду исключительных фактов. Правомерно ли строить на подобной основе какую-либо концепцию? Не уведет ли такой путь в ошибочном направлении?

Лев Гумилев: Названный факт, кстати, не выпадает, из общей закономерности, которую подметил академик В. И. Вернадский: «Россия по своей истории, по своему этническому составу и по своей природе - страна не столько Европейская, но и Азиатская. Мы являемся как бы представителями двух континентов, корни действующих в нашей стране духовных сил уходят не только в глубь европейского, но и в глубь азиатского былого...»

Имею честь относить себя к ученикам и последователям этого великого ученого. До сих пор актуальна поставленная им задача «взаимного ознакомления составляющих Россию народностей». И при этом ведь надо постоянно иметь в виду, что десятки современных этносов, предки которых воевали друг против друга, в Поволжье или на Кавказе, в Средней Азии или Сибири, ныне живут под одной «крышей», совместно переустраивают жизнь на совершенно новых началах.

Помню, в 1945 году, после взятия Берлина, я встретился с немецким ученым моего возраста и разговорился с ним. Он считал, что славяне захватили исконно немецкую землю, на что я возразил, что здесь древняя славянская земля, а Бранденбург - это Бранный Бор лютичей, завоеванных немцами.

Будь он начитаннее, то упомянул бы, что еще раньше, в V веке те же лютичи вытеснили с берегов Эльбы германских ругов. Но разве в этом суть? Все народы когда-то откуда-то пришли, кто-то кого-то победил. Таково конкретное действие диалектического закона отрицания отрицания. И не более того!

По-моему, просто смешно выглядят и некоторые наши историки, писатели, эссеисты, представляющие прошлое нашей страны в каком-то искаженном преломлении. Раз двинулось войско с Дона или Волги на Днепр, или с Камы - на Оку, считай, что имело место иноземное нашествие. Полноте, друзья! Все эти передвижения, в том числе куда более значительные, вплоть до Великого переселения народов, происходили, в основном, все-таки в пределах нашей нынешней огромной державы и ее ближайших соседей.

Корр.: Но каждый народ имеет своих героев. Для него священны исторические даты, памятные места, дорогие могилы. Не зря Пушкин говорил о любви «к отеческим гробам», а отношение к прошлому считал мерилом нравственности и просвещенности. Наверное, куда хуже было бы, если бы люди оставались Иванами, не помнящими родства?

Лев Гумилев: - Знать и любить историю - это одно. А ругать другие народы, в них видеть источник бед и опасностей - совсем другое. Те, кто изучает языки, обычаи, культуру, хорошо представляют себе, как взаимодействовали и влияли друг на друга различные этносы. Исторические документы сохранили немало примеров проявления доброй воли, которые нам следовало бы почаще вспоминать.

Так, тысячу лет назад два крупнейших государства Восточной Европы - Киевская Русь и Волжская Болгария заключили мирный договор, который, несмотря на то, что славяне приняли христианскую веру, а тюрки по-прежнему чтили мусульманство, благотворно сказывался на отношениях между народами почти 250 лет, вплоть до Батыева разгрома. Кстати, потомки этих болгар, составляющих значительную часть населения Среднего Поволжья, по иронии судьбы называются именем «татары», а их язык - татарским. Хотя это не больше чем камуфляж!

Корр.: Патриотизм - великое и благородное чувство. Однако понять и объяснить его можно, только ответив на вопрос: что значит принадлежать к той или иной национальности? И вообще - что такое «национальное»?

Лев Гумилев: - По-моему, очень важно усвоить: вне этноса нет ни одного человека на земле. Национальная принадлежность - неоспоримая реальность. Выйти из этноса - значит вытащить себя из болота за собственные волосы. А такое смог проделать пока только барон Мюнхгаузен. Но если это присуще человеческой природе, нельзя отмахиваться от этнических вопросов, игнорировать реальные противоречия, пытаться представлять людей массой.

Надо помнить, что каждый известный науке облик народа - этнос - несет в себе не только печать окружающей среды, но и накапливаемое прошлое, формирующее стереотип его поведения. И если мы хотим избежать ненужных, а подчас и трагических недоразумений, то нам нужно глубокое знание этнологии, совмещающей в себе географию, биологию, историю и психологию. Думается, практическое значение этой науки не требует излишних пояснений.

Нашему обществу, как и человечеству вообще, вовсе не противопоказано многообразие. Эта непохожесть отражает глубокую связь человеческих популяций с окружающими их ландшафтами, которые составляют среду обитания, дают пищу и даже формируют эстетические и нравственные ценности. Так каждый народ, большой или малый, раскрывает свой талант, а человечество через это проявляет себя как единое целое. Как видно, этнический фактор также способствует вступлению цивилизации в ноосферу - сферу разума.

"Корни нашего родства"/Интервью с Л.Н.Гумилевым/беседу вел А. Сабиров
Материал любезно предоставлен Общественной организацией "Фонд Л. Н. Гумилева".
Опубликовано // Труд. - 1988. - 12 апреля.
Полный текст читать здесь http://www.kulichki.com/~gumilev/articles/Article79.htm

Изображение пользователя oko.
Posted by oko on вс, 08/24/2008 - 14:27