Обход блокировки для dosug cz
Кошмары

Кошмары

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on сб, 08/02/2008 - 02:33

"Перестаньте кошмарить бизнес", - велел (ТРК Петербург)/ потребовал (Эхо Москвы)/ попросил (Lenta.ru) текущий президент на выездном совещании в городе Гагарине о поддержке малого и среднего бизнеса. "Надо быть объективной", - сказала я себе и посмотрела на картинку, отражающую соответствующий момент. "Не-е, ну, конечно, попросил", - слезно(!) подтвердила картинка позицию Ленты.ру (смотреть здесь) - лицо президента было несчастное принесчастное.

"Президент был вчера достаточно жесток?" - спрашивал интервьюер у главы "Опоры России". "Жесток и решителен", - уверенно подтверждал глава. "Жесток и решителен", - с надеждой повторял интервьюер. "Президент жестко и недвусмысленно выступил против линии Путина", - заявлял Немцов на радио "Свобода". "Медведев, на мой взгляд, находит свой стиль," - ставил точку политолог Павловский. "Мы в подвешенной ситуации, -
полемизировал на Эхе политолог Орешкин - На самом деле Медведев по идее и по Конституции должен отвечать за внешнюю политику, за оборонную политику, за конституционные права граждан..."

Не знаю как насчет идеи, а только текущий президент очень не равнодушен к трем волшебным словам, определяющим иную сущность бытия, не президентскую. "Деньги. Бизнес. Предпринимательство" - вот лейтмотив всех его встреч и выступлений, начиная с объявления его преемником.

Особенно пугающе это смотрится на фоне полного отсутствия в его речах других трех слов, выражающих квинтэссенцию Конституции - Люди. Человек. Гражданин. Все три этих слова он употребил только один раз - в инаугурационной речи.....

И серце болит и страдает за институт российского президентства. В конце концов, мущины! ну сделайте что-нибудь! Не позорьте нацию! Дайте президенту денег! бизнеса! и предпринимательства! И побольше! что б в конце-концов уже он занялся наконец внешней и оборонной политикой...а не тоскался (от слова "тоска") по ткацким фабрикам, забегаловкам и прочим незначимым для Президента Великой Страны объектам. Президент России достоин большего!

"Медведев иногда с большой осторожностью выглядывает за пределы вице-премьерского кабинета: батюшки, да неужели я президент. Вот вчера мне кажется, на совещании в городе Гагарине он был вполне президентом. Жаль просто, что всего этого совещания не видела российская телеаудитория. Это было бы очень, я думаю полезно. Там было очень много важных и полезных моментов. " - так сказал политолог Павловский вчера на Эхе Москвы. Я решила хоть немного, но поправить эту недоработку. Читай, страна! Через тернии к звездам!

P.S. В комментарии к этой Зарисовке стенограмма совещания в Гагарине ( источник kremlin.ru).

Он был вполне президентом

31 июля 2008 года,
Смоленская область, Гагарин

Начало встречи с представителями малого бизнеса

Д.МЕДВЕДЕВ: Заходите, садитесь. Мы вам привезли ещё товарищей. Не знаю, вы знакомы или нет. Город не очень большой, поэтому весь бизнес друг друга знает наперечёт.

Рассказывайте пожалуйста.

А.ГАЙДУК (ООО «Арсалина»): Наш бизнес – это два кафе, действующих здесь, на территории города. Одно кафе, где мы с Вами находимся, на 75 посадочных мест, еще кафе на 60 посадочных мест – кафе «Берёзка».

Д.МЕДВЕДЕВ: Когда Вы создали их?

А.ГАЙДУК: Четыре года назад.

Д.МЕДВЕДЕВ: На пустом месте, здесь ничего не было, да?

А.ГАЙДУК: Здесь было недостроенное здание. Как бы было принято решение наше совместное с отцом.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы купили его или что?

А.ГАЙДУК: Купили недостроенное здание, потом достраивали и запускали.

Д.МЕДВЕДЕВ: Ну и как ощущения? Нет ощущения, что с безнадёжным делом связались?

А.ГАЙДУК: Нет, такого ощущения нет.

В.ГАЙДУК (владелец ООО «Арсалина»): В продолжение того, что сын говорит. Как мы сейчас понимаем, политика государства всё-таки меняется по отношению к нам, как раз сейчас у нас есть реальные надежды, что, во всяком случае, если уж не на радужные перспективы, то, во всяком случае, на устойчивый бизнес, не такой нервный, как был.

Д.МЕДВЕДЕВ: Тогда Вы мне скажите, ответьте на простой вопрос: кто Вам больше всех мешает?

В.ГАЙДУК: Несовершенное законодательство, скажем вот так, пока не вдаваясь в подробности.

И, конечно, скажем, мягко говоря, действующие инструкции у надзорных органов.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть несоответствие между самими законами, даже несовершенными, и уже подзаконными актами – инструкциями.

В.ГАЙДУК: Да, они выпуска 1913 года, грубо говоря, извините, Дмитрий Анатольевич, что так говорю, но так оно и есть.

Д.МЕДВЕДЕВ: На самом деле так и есть, но не 13-го, но многие из них в 30-е, 40-е годы ещё утверждались.

В.ГАЙДУК: Когда достают такую книжку жёлтого цвета, уже даже в библиотеке её не найдешь, нам просто в этом случае тяжело. Мы все время находимся в режиме ожидания, что нас «укусят», – вот это плохо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Кто всё-таки наиболее «кусачий», кто способен укусить?

В.ГАЙДУК: Роспотребнадзор. Вот мы готовимся к Вашей встрече, к примеру, нам делают внеплановую проверку. Я говорю: «Как же так? Президент по телевидению говорит, что не должно быть, премьер-министр говорит, что не должно быть». – «Нет, мы теперь будем ждать закон». Закон Государственная Дума может принять и через год.

Д.МЕДВЕДЕВ: Закон примем, можете не сомневаться.

В.ГАЙДУК: Но нам сейчас надо защищаться.

Д.МЕДВЕДЕВ: Но, конечно, защищаться надо сейчас, это Вы правы. Так, значит, Роспотребнадзор. Кто ещё «кусается» не по делу, «кровь пьёт»?

А.ГАЙДУК: Таких институтов нет, чтобы уж именно «пили кровь», такого нет.

Д.МЕДВЕДЕВ: Сейчас у нас разговор откровенный, хотя и под камеру, это просто полезно для всех нас, для вас как для предпринимателей, для меня как для главы государства.

Вы считаете, что сейчас спокойнее работать? Вы же начинали несколько лет назад. Мы понимаем, какие проблемы вокруг малого бизнеса всегда: это постоянные, выражаясь по-русски, «наезды» со стороны различных структур проверяющих, ну одну Вы назвали. Плюс правоохранительные органы пошаливают, не говоря уже о том, что бандиты тоже имеют место. Сейчас легче стало или же Вы просто стесняетесь об этом сказать?

В.ГАЙДУК: Я уж, по возрасту, перебью сына, особо терять уже нечего.

Д.МЕДВЕДЕВ: Не так всё печально!

В.ГАЙДУК: Почему так поступаю? Просто я беспокоюсь о перспективах внуков, которым я в принципе хотел бы передать наше дело.

У нас есть свои планы развития, поэтому нам небезынтересно, как дальше сложится судьба всего этого.

Что касается правоохранительных органов, однозначно мы говорим «нет». В малых городах, но скорее всего это не проблема малых городов. Потому что мы тут друг друга все знаем. Он здесь если не родился, то во всяком случае школу окончил.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть деньги выцыганивать труднее, чем в больших.

В.ГАЙДУК: Да.

Д.МЕДВЕДЕВ: И денег поменьше.

В.ГАЙДУК: А денег на порядок меньше. Мы считаем, в десять раз все наши обороты меньше, чем в Москве. Поэтому этого нет. А вот федеральные службы нас действительно беспокоят.

Причём что для меня как человека взрослого, зрелого, парадоксально и неприятно, это то, что, несмотря на то что в принципе политическое направление государства в отношении малого бизнеса было озвучено...

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы очень такую типичную для нашей страны картину нарисовали. Потому что проблема в том, что между политическим решением, сигналом сверху, и уже конкретными действиями на местах зачастую проходят годы, или же вообще вся программа сворачивается. Наша задача сейчас заключается в том, чтобы этот политический сигнал не утонул, чтобы те, кто к Вам приходит проверять, не делали удивлённые глаза и не говорили: «Да мы ничего не знаем! И вообще, мало ли там чего в Москве придумали. Мы к вам приходили, для того чтобы вас проверять, и вы должны с нами определённым образом разговаривать, а то и делиться, и будем приходить». Вот это, наверное, самое сложное.

В.ГАЙДУК: Мы же ведь не против контроля – я, извините, перебиваю. Как раз наоборот: нам контроль нужен, потому что это есть даже система образования нас, то есть они нас учат.

Д.МЕДВЕДЕВ: У вас продукция такая, что, естественно, контроль должен быть, да и у наших коллег, которые занимаются швейным бизнесом.

В.ГАЙДУК: Мы это понимаем, но когда приходят, и первая фраза – «мы вас закроем»…

Д.МЕДВЕДЕВ: А вторая фраза – «это будет стоить денег»?

В.ГАЙДУК: Это я не говорю, это уже...

Д.МЕДВЕДЕВ: Это подразумевается.

В.ГАЙДУК: Я Вам скажу: вот приехали Ваши, сейчас готовили встречу, мы же понимаем всё. Всё вежливо, все Ваши сотрудники уважительные. Уж, казалось бы, уж они могли бы пальцы закручивать.

Д.МЕДВЕДЕВ: Но они-то чего будут? Если бы они такое закручивали, это был бы последний день работы.

В.ГАЙДУК: Всё спокойно. «В чём вам, ребята, помочь?» Никакой суеты. Наши приезжают: «Мы вас закроем».

Д.МЕДВЕДЕВ: Нет, ну давайте, у нас серьёзный разговор. «Мы вас закроем» – а после этого уже, соответственно, требования. Или же сделать 100 вещей, которые сделать невозможно, или «денег дайте».

В.ГАЙДУК: Денег с нас не требуют.

Д.МЕДВЕДЕВ: А чего тогда им надо? Просто из вредности?

А.ГАЙДУК: Отчасти да.

В.ГАЙДУК: И нам показать наше место в строю, говоря военным языком.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно, да.

В.ГАЙДУК: Что Президент приехал сегодня и уехал, а мы тут.

Д.МЕДВЕДЕВ: «А мы здесь остались».

В.ГАЙДУК: А мы тут. «Куда вы с подводной лодки денетесь» – вот.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. А Вы что скажете?

В.БИЛОУС (директор ООО «Би-Авто»): У нас автосервис, сфера услуг.

Д.МЕДВЕДЕВ: «Би-авто» у вас называется?

В.БИЛОУС: Да.

Зарплату людям мы не можем дать ту, которую мегаполис может позволить себе, потому что сфера услуг. Мы рассчитываем на данный город, на данных людей со своим достатком.

Д.МЕДВЕДЕВ: Со своим достатком, покупательной способностью.

В.БИЛОУС: Если у нас услуги на какой-то ремонт составляют, например, на покраску деталей, 2500 рублей, то в Москве это 300 евро как минимум. Хотя оборудование – стараемся – то же самое, расходные материалы – те же самые, то есть прибыльность составляет иногда 15–20 процентов.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вопрос в объёмах бизнеса, как обычно. Бизнес, так сказать, уже растущий. Может быть, это и нормально. Если, конечно, бизнес пока небольшой, то хотелось бы большего.

В.БИЛОУС: А объёмы не такие большие. У нас – 7 человек. Мы не можем создать объём.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы обслуживаете автовладельцев, которые в городе у вас там, да?

В.БИЛОУС: Не только. Много клиентов из Москвы.

Д.МЕДВЕДЕВ: А чего приезжают делать?

В.БИЛОУС: А качество такое же, как у дилеров. Соответственно, намного дешевле.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть проще пригнать машину к вам, все это сделать и обратно в Москву?

В.БИЛОУС: Например, даже машина существует, которая битая. У дилеров нет рентабельности на восстановление клиенту, потому что стоимость её может быть гораздо ниже, чем её ремонт. А если к нам пригнать – то заплатить какие-то 30 процентов от того, что было указано в дилерской стоимости от ремонта. Это довольно-таки интересно.

И в связи с этим люди утекают, наши рабочие кадры. Приходят молодые ребята, деньги – на обучение. Стараемся. Сертификат у них есть, навыки, потому что машины приходят сложные, с ударами, какие-то такие машины, которые не делаются в дилерских сервисах, нет рентабельности. У них уже есть большой опыт в работе. И при обращении в какие-то другие автосервисы в мегаполисе они предлагают им выше заработную плату, хотя зачастую они их обманывают.

Д.МЕДВЕДЕВ: Но в мегаполисе для этого нужно иметь жильё. Здесь же те люди, которые из Гагарина, например, – что им ехать в Смоленск или в Москву, если у них там жилья нет?

В.БИЛОУС: Заранее им говорят о заработной плате, которую они не получают в дальнейшем. Они считают. В первый месяц они радостные приезжают, всё рассказывают в красках (не нам, а ребятам, которые работают).

Д.МЕДВЕДЕВ: Сманивают их.

В.БИЛОУС: Да. У нас уже примерно за полтора года ушло пять человек. Если сейчас уйдёт два человека, мы с Владимиром Николаевичем наденем рабочую робу и будем сами крутить болты и гайки, потому что работать больше некому, и учить молодёжь, которую мы наберём.

Д.МЕДВЕДЕВ: Молодёжь в любом случае нужно учить, без этого просто никакого будущего нет.

То есть Вы считаете, что одна из основных проблем – это именно текучка и переток кадров из небольших городов в крупные города, притом что они реально потом всё равно не получают того, чем их туда сманивают?

В.БИЛОУС: Самое интересное то, что они там устроены на нелегальных условиях. Трудовые книжки находятся все у нас в сейфах, им они не нужны.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть это «серые» заработки, без учёта, без уплаты налогов, соответственно. Всех, которые вы платите, допустим.

Понятно. А что ещё мешает? Или кто?

А.ГАЙДУК: Есть еще вопросы по кредитованию. Например, сейчас у нас есть земля, которую я арендую в городе, есть желание построить на этой земле детское кафе. Необходимы средства. Своих собственных оборотных средств не хватает. Занимаю деньги в банке. Банк дает отсрочку выплаты мне.

Это у всех, наверное, наболевшее. 6–7 месяцев – это мне, конечно, мало, я не могу за такой срок выкрутиться. Пять лет как минимум.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это вообще реальная проблема. На самом деле даже, может быть, не менее болезненная, чем проверки всякие разные, потому что она объективно существует. Если проверки ещё можно душить при помощи подручных средств, «головы отвинчивать» сверху, кулаком стучать, увольнять кого-то, к ответственности привлекать, то ситуацию в банковском секторе, понятно, такими волевыми решениями не поправишь. Мы же очень зависимы от мировой финансовой ситуации. Вы всё знаете не хуже меня, потому что занимаетесь сами бизнесом. И раньше-то процентная ставка была тяжёлой, но после известных кризисных явлений она ещё выросла, и этот льготный период, который вам дают, он, я подозреваю, тоже длиннее не стал.

Конечно, это государственная задача – просто развивать финансовую систему, развивать банковскую систему и сеть банковских услуг.

Вы у кого кредитуетесь обычно?

А.ГАЙДУК: В Сберегательном банке.

Д.МЕДВЕДЕВ: Новый председатель правления там новые продукты готовит, я с ним встречался недавно. Конечно, и их возможности зависят и от ставки рефинансирования, и от другой ситуации. Будем этим заниматься.

Ещё кто-то мешает или нет? Вы мне всё-таки скажите.

В.ГАЙДУК: Дмитрий Анатольевич, разрешите.

Нам мешает ситуация, связанная не с получением технических условий, это всех касается.

Вопрос не стоит о затруднении получения технических условий на новое строительство или на реконструкцию. Вопрос стоит о финансовой величине затрат. Вот, например, нам надо перевести вторую точку на газовое отопление. Это многих касается. Газ находится от нас, станция, за 500 метров. Нам говорят: пожалуйста, никаких проблем, проектируйте и стройте. Представьте, каждый из нас сейчас весь город перероет своими газопроводами.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть Вы имеете в виду, что Вам говорят, чтобы Вы самостоятельно этим занимались, что ли?

В.ГАЙДУК: Да, конечно, естественно.

Д.МЕДВЕДЕВ: И так саму инфраструктуру прокладывали, что ли?

В.ГАЙДУК: Да, конечно. Платили, вернее, за это дело. У нас газовое оборудование вместе с монтажом встанет тысяч в 50 рублей, естественно, а трасса встанет в 5 миллионов. Мы же так не потянем.

Д.МЕДВЕДЕВ: Не потянете, конечно, никогда.

В.ГАЙДУК: Подведите нам, пожалуйста, сети к территории, и мы дальше, естественно, пойдем.

Д.МЕДВЕДЕВ: Говорить «подведите» тоже не совсем правильно, как минимум должны быть какие-то совместные проекты бизнеса и власти. Это совершенно очевидно. Потому что вам просто не потянуть это. Ни вам, ни, кстати, обычным гражданам-застройщикам, потому что мы сейчас, Вы знаете, жильём довольно много занимаемся, и когда говорят: мы к вам газ проведём, но за сети вы должны будете сами заплатить, скажем, за внутрипоселковые, за внутригородские, – никто не может потянуть. Даже бизнес не может потянуть, вы всё-таки бизнес, а уж обычные граждане тем более. Тоже есть такая проблема

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on сб, 08/02/2008 - 02:46