Чем отличается школа оккупационного режима от тюрьмы и сумасшедшего дома

Чем отличается школа оккупационного режима от тюрьмы и сумасшедшего дома

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on вт, 03/01/2011 - 20:59

Очень интересное и важное размышление на тему цели нахождения детей в школах с точки зрения  оккупационной власти. Импульсом к этому размышлению послужила странная история лишения аккредитации московской школы № 874. Опускаю эту историю, чтобы сконцентрироваться на главном:

Чему учат в школе оккупационного режима?

В общественном сознании сформировалось одно очень жёсткое клише: предназначение школы – давать знания. Однако у школы (оккупационного режима - W*) есть и другие функции, менее очевидные и куда более важные, чем передача знаний по математике, химии или английскому. Речь идёт о функциях социализации и призрения.

Скажем определеннее: школа (оккупационного режима - W*) нужна не для образования, а для призрения. Чтобы пояснить этот тезис, предлагаем задаться вопросом: время пребывания в школе определяет объём школьных знаний или же, наоборот, объём школьных знаний определяет время пребывания в школе? Конечно, первое: социально заданное время пребывания в школе (сейчас это 11 лет) определяет объём школьных знаний, которыми пичкают учеников. Ведь нет такого критерия, который был бы достаточно надёжен для определения должного объема знания, необходимых для передачи школьнику.

Зато существует объективный критерий зрелости, то есть того возраста, с которого человек несёт персональную ответственность за свои поступки. Функция школы (оккупационного режима - W*)как раз и состоит в том, чтобы довести человека до этого возраста. Поэтому в школе нет определенного объема знаний, необходимого для усвоения. Зато определен срок пребывания.

В виду этого мы говорим, что основная функция школы (оккупационного режима - W*) – надзирать и опекать. В этом плане школа (оккупационного режима - W*), тюрьма, сумасшедший дом  - малоразличимы. Всякий раз, когда общество не доверяет индивиду, считает его не вполне социально ответственным человеком, используется один и тот же прием: индивид определяется в буферную зону на определённый срок. И если срок нахождения в тюрьме зависит от решения суда, а срок нахождения в сумасшедшем доме определяет врач, то срок пребывания в школе определяется только физиологией. Дело в том, что считается, что к моменту окончания полового созревания школьник должен не просто уметь овладеть заданной суммой знаний, а должен научиться просчитывать свои проступки, то есть быть социально ответственным и социально компетентным индивидом.

Ответственное поведение, в свою очередь, предполагает овладение коммуникативными навыками. Школа социализирует и конструирует коммуникативную среду для ребёнка. Эта среда конструируется для него из сверстников, ведь принцип коммуникации с ровесниками в школе выдерживается очень строго. Показательно, что при всём профильном многообразии школ, во всех них происходит одно и тоже: организована коммуникация в однородной по возрасту среде. Везде в процессе обучения людей интегрируют в одновозрастные группы. И на всех уроках происходит одно и тоже, ибо предметы, преподаваемые в школе при всём их содержательном различии, обладают одной общей характеристикой – все они равноудалены по отношению к повседневности ребёнка. Поэтому школьное образование  – это не столько повод для получения знаний, которые пригодятся в жизни, сколько повод для социализации.

В силу институциональной инерции современному обществу оказалось гораздо легче организовать социализирующую среду через обучение чрезвычайно далеким и ненужным в повседневной жизни предметам (химии, физики, геометрии и т.д.), чем организовать реально необходимым в жизни знаниям. И в ходе изучения школьных предметов школьники обучаются жизни: как вступить в коммуникацию, как наладить контакт, как сгладить конфликт, как держать слово, как держать оборону и так далее.

Поэтому, посещая школу, школьник может в ней не учиться! Ибо главный проступок в школе не двойки, а прогулы.

Школа – это первый агент публичной социализации ребёнка (подготовка к тому образу жизни, которое планирует ему обеспечить государство, в нашем случае - рабовладельческого - W*). Как только ребёнок получает главные навыки коммуникации в обществе, его первичная социализация заканчивается, и он может функционировать в обществе. Значит, формирование ответственности – есть самый проблематичный аспект школьного образования. А вот обучение – это второстепенный процесс, который поставлен на службу для формирования этого навыка социальной ответственности. Для того чтобы в школе процесс обучения дополнял процесс воспитания и социализации учащихся, нужно коренным образом реформировать наше школьное образование, полностью пересмотреть набор предметов, который изучают учащиеся. Иначе неизбежно усугубление конфликта между этими двум функциями.

Данный подход часто наталкивается на категорическое неприятие, как со стороны родителей, так и со стороны преподавателей. Сложно представить себе школьного учителя, который бы согласился с вышеизложенным. И почти невозможно представить себе школьного директора, согласного с этим.

Школа обладает такой институциональной устойчивостью, что необходимость в рефлексии явных и латентных функций школы отсутствует в обществе. Если чиновники будут видеть, что конкретная школа дисфункциональна, то есть функцию призрения и надзора она не выполняет, они эту школу закроют, как московскую школу №874. То есть чиновникам легче принять бюрократическое решение, чем разобраться в сути проблемы и принципиально реформировать систему школьного образования.

Источник

W* из всех этих рассуждений можно сделать только один вывод: образовательный процесс в школе будет выхолащиваться, социальный - превалировать. Как результат  поколение второго десятилетия нового тысячелетия вырастет ещё более ненавидящим власть, чем нынешнее 90-х, ибо понимание того, что ты есть законченное быдло на фоне высокинтеллектуальных белых воротничков  уничтожает всяческие ростки человечности. Всплеск ненависти и уничтожение оккупационной власти неизбежны.

Сотрём различия между школой и зоной.

Впрочем, по окончании школы браслеты можно не снимать.

В продолжение темы Чем отличается школа оккупационного режима от тюрьмы и сумасшедшего дома

Сегодня, 10 апреля, в средней общеобразовательной школе № 121 состоялась презентация первой в Новосибирске комплексной системы безопасности школьников "Smiles. Школьная карта". Благодаря электронным браслетам, картам и брелокам родители будут знать, где находится их ребенок, какие оценки получает и чем питается.

А вот ещё:

Отследить визиты посторонних и наладить контроль за посещаемостью школ помогут электронные карты ученика, внедрение которых началось в 200 пилотных общеобразовательных учреждениях столицы. Ученика попросят приложить свою карту к специальному валидатору на входе и выходе из школы. По желанию семьи информация о перемещениях школьника будет направляться на мобильный телефон родителей.
***

При этом родственники ребенка смогут контролировать время приема пищи и видеть школьное меню. В дальнейшем временные карты школьника заменят Универсальной электронной картой, запуск которой на федеральном уровне запланирован на 1 января 2013 г.
***

http://victoriarossi.livejournal.com/803235.html

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on чт, 04/19/2012 - 11:14